При работе с сайтом Вы соглашаетесь с политикой в отношении обработки персональных данных.
 
Войнович В. "Москва 2042".
14.04.2022

14 апреля в литстудии обсуждали роман-антиутопию В.Войновича "Москва 2042".

Как говорил классик, "очень своевременная книга".

Войнович предложил фантастическую модель развития общества в "отдельно взятой" Московской республике, окруженной "кольцами враждебности". Это художественная проверка гипотезы возможного развития коммунистического общества. Вообще-то, эта гипотеза не раз проверялась в разных антиутопиях, поэтому Войнович во многом интегрировал, переосмыслив, результаты этой "проверки" другими писателями. В частности, у него возникает мотив евгенического создания человека с заданными качествами, как и в романе О.Хаксли "Дивный новый мир", а идея сдачи "вторичного продукта" напоминает сдачу желудочного сока в повести Стругацких "Второе нашествие марсиан".
Но Войнович придумал очень интересный прием "временной петли", которая позволяет главному герою прочитать свой же роман еще до его написания, то есть в будущем. Роман писателя Карцева становится временным объектом, что, с одной стороны, сильно запутывает ситуацию, с другой стороны, дает роману Войновича мощный сюжетный толчок, остается только удивляться, как сам автор разобрался в этих временных парадоксах и удержал сюжет от неконтролируемого завихрения.
Как и в любом тоталитарном обществе, в Москорепе Войновича есть свой диктатор (Букашев, он же Гениалиссимус), свое политбюро (Верховный Пятиугольник), свой железный занавес и кольцо врагов, привилегии для партверхушки и дефицит для всех остальных. По мнению участника дискуссии о. Дмитрия Савельева, любой избыточный идеализм приводит к тоталитаризму, правда, по его словам, этот вывод не распространяется на христианскую идею, поскольку христианство не определяет форм общественной организации, так как служит для организации внутренней ("христиане града не имеют, а взыскуют"). С этим спорит Дмитрий Сергеев, говоря, что религия тоже может стать идеологией, как в принципе любая идея. Как только религию ставят на службу власти, она деградирует.

От идеи романа Войновича плавно перешли к идеалу искусства. Прозвучала мысль о том, что задача искусства - не управлять обществом, а формулировать эстетический и общественный идеал. Литература, как часть искусства, не определяет экономику и политику, она отстранена от прямого действия, хотя может вызвать отсроченное действие (пример - борьба с поворотом сибирских рек, который удалось предотвратить потому, что в полемику по этому поводу вступили авторитетные писатели и публицисты).
Сегодня широкие слои русской интеллигенции выступают в поддержку т.н. спецоперации, что дает интеллигентам из противоположного лагеря повод посыпать голову пеплом и усомниться во всей русской духовной традиции и утверждать, что русская литература в целом потерпела крах, оказалась слабой, неэффективной, не смогла противостоять злу, не стала гарантией от него. Но если допустить, что русская классика иллюстрировала русскую философскую мысль, тогда те же претензии можно предъявить и русской философии. Но литература не иллюстрировала, а отражала философскую мысль, уточняет о. Дмитрий. По его мнению, уровень культуры определяется уровнем общественного богатства и свободы, этим, возможно, объясняется расцвет современной американской литературы, одной из сильнейших в мире на сегодня. Выходит, в США издается много хороших книг, потому что это богатая страна (это к вопросу о том, что первично - материальное или духовное).
Впрочем, даже отстранение от культуры не ново. "Россия погибла" - самая частая фраза в эмигрантской среде после революции 1917 года. Можно предположить, что современная русская литература и культура оказалась засорена прилепинским шлаком, который, возможно, сгорит в огне этой "спецоперации". Гете и Гейне не были виноваты в появлении германского нацизма, поэтому они никуда не делись из немецкой литературы. Классическая литература работает для тех, кто ее читает, в этом смысле невежество не является аргументом против классики и ее духовного пафоса. Впрочем, по мнению Дмитрия Сергеева, Набоков и Бродский искали свои пути вне русской литературной традиции, ориентируясь на западные источники, и тем самым обогатили отечественную литературу.
В ходе дискуссии были упомянуты названия произведений, на которые предлагается обратить внимание:
- Стивен Кинг. "Крыса"
- Филип Рот. "Американская пастораль"
- Герман Гессе. "Паломничество в страну Востока".

Количество просмотров: 3

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.